Будут ли сажать врачей за фальшивые COVID-сертификаты? Да, но нет

Традиционно непредсказуемая и тревожная украинская жизнь, как всегда, неожиданно начала очень интересный и содержательный эксперимент. Его объектом в этот раз стало медицинское сообщество Украины, в первую очередь т.н. семейные врачи и их руководство.

Содержание эксперимента — выяснение фактического места в общественной иерархии, занимаемого этими врачами и руководителями лечебных учреждений (далее — ЛУ).

На днях родное государство в лице Минздрава, Минцифры и киберполиции анонсировало энергичные репрессии, направленные против всех тех, кто либо непосредственно задействован в торговле сфальсифицированными сертификатами вакцинации и результатами ПЦР-тестов, либо имел несчастье находиться рядом.

Пишу «находиться рядом», поскольку идея наказывать руководителей лечебных учреждений за уголовные преступления их подчиненных выглядит как воплощение принципа коллективной ответственности в чистом виде.

Врачу не требуется участие его руководителя, чтобы выдать фальшивый сертификат. Вся ответственность, причем, уголовная, лежит на человеке, который поставил свою подпись.

Руководитель не имеет ни возможности, ни нормативных обязательств контролировать каждый случай вакцинации. Иначе именно он, руководитель ЛУ, должен заверять сертификат вместо или вместе с врачом. Поэтому с точки зрения права эта идея выглядит несколько контраверсионно.

Важно

Электронная ловушка: почему не стоит идти на почту с «Дией»

Электронная ловушка: почему не стоит идти на почту с "Дией"

Но самое интересное и контраверсионное, конечно, не это. Причина, по которой я так возбудился, что пишу сейчас эти строки, лежит в совершенно иной плоскости.

Дело в том, что в своей святой борьбе с «извергами в белых халатах» и ​​Министерство здравоохранения и Министерство цифровизации решили положиться на электронную цифровую подпись (ЭЦП). Точнее, на ее наиболее продвинутый, юридически значимый вид, известный, как квалифицированная электронная подпись (КЭП).

Министр цифровой трансформации Федоров искренне уверен, что «чтобы фейковый COVID-сертификат появился в приложении или сгенерировался на портале Дия, врач должен взять на себя ответственность и внести ложные сведения в ЕСОЗ.

На самом деле это очень легко отследить, ведь врач каждый раз, когда вносит изменения в реестр, подписывает это своей электронной подписью. Поэтому сказать потом, что это сделал кто-то другой и отказаться от ответственности, не получится.

Покупая поддельные COVID-сертификаты, вы сотрудничаете и доверяете мошенникам. Они не могут гарантировать, что данные будут внесены в реестр, а соответственно и отражены в приложении».

Не спрашивайте меня, с какой целью глава Минцифры озвучивает в двух соседних абзацах взаимоисключающие тезисы. Если мошенники станут заверять и вносить в ЕСОЗ юридически значимые поддельные COVID-сертификаты, то для чего клиенту бояться, что эти данные не будут внесены в реестр?

О какой электронной подписи врача может идти речь, если никаких данных вообще нет? Товарищ Михаил совсем не Спиноза, это общеизвестный факт. Как и его заместители, руководители департаментов, другие паны и подпанки Минцифры. Некоторые примеры приведены далее, не переключайтесь.

Узнав, что родное государство надеется взять за жабры очередных врагов, полагаясь на КЭП, я не удержался и из моей груди вырвалось мощное «Ага!» На самом деле, конечно, я был более многословен, но меня могут читать дети, поэтому пусть это будет именно «Ага!»

Дело в том, что на территории Украины уже седьмой год фактически не действует фундаментальный принцип законодательства в области электронных доверительных услуг, к которым относятся и ЭЦП / КЭП.

Вопреки национальному законодательству и международным обязательствам украинского государства электронная цифровая подпись не тождественна собственноручной. Как так? А вот так, садитесь ближе, переходим к самому интересному.

Начиная с 2015 года десятки, если не сотни нотариусов и регистраторов произвели сотни, если не тысячи сделок, засвидетельствовав своими КЭП заведомо противоправные действия, преимущественно в области имущественных прав. Размер причиненного ущерба достигал сотен миллионов гривен в рамках одной-единственной «схемы», мерзавцев то и дело проявляли и … ничего.

Ни один из них не только не сел, а даже не был обвинен по уголовной статье. Родное государство не нашло необходимым применить к пойманным с поличным мошенникам ничего похожего на те санкции, которыми собирается наказывать за поддельные результаты вакцинации:

  • За использование поддельных COVID-сертификатов — штраф до 34 тысяч гривен или до 2 лет ограничения свободы;
  • медработники, вносят ложные сведения в базы данных, — штраф до 68 000 гривен или до 2 лет лишения свободы и лишение права занимать должность;
  • За изготовление и продажу поддельных COVID-сертификатов — штраф до 170 000 гривен или лишение свободы до 3 лет.

Не находили это необходимым в прошлом, не находят это необходимым и сейчас. Читаю сведения за текущий год: «Если в 2016-м было зафиксировано 433 захвата, то в 2020-м их было уже 849, а на 26 мая 2021 года — 322. С такой динамикой мы закончим этот год с показателем 1200.

В судах правды инвесторы практически НЕ добиваются. Так, из 254 дел по статье «Подделка документов, представляемых для проведения государственной регистрации юридического лица» в суды дошло 101 дело, а по статье «Противодействие хозяйственной деятельности и противоправное завладение имуществом» из 68 дел в суды НЕ дошло ни одного.

В абсолютном большинстве такого рода историй нотариус или регистратор являются сознательными соучастниками, удостоверяющими заведомо преступные, неправомерные действия.

Сентябрь 2021, ГП «НАИС» ( «Национальные информационные системы») уведомляет Минюст о многочисленных противоправных регистрационных действиях. Перечисляет кучу частных и государственных нотариусов, заявляет о более 80 регистрационных действий, в основном, прекращении ипотек и различных обременений, начиная с июня этого года.

Как такое возможно, спросите вы? А очень просто. Каждый раз, когда недобросовестного нотариуса или регистратора ловят на горячем, он заявляет, что его ключами КЭП дистанционно завладели и распоряжались по своему усмотрению какие-то хакеры, точнее, ґакеры.

Звучит как неудачная шутка, но этого оказывается достаточно, чтобы вместо ответственности согласно статей Уголовного Кодекса речь шла о чисто административном вопросе небрежного обращения с цифровыми ключами.

Повторюсь еще раз — за шесть лет массовых злоупотреблений в тюрьму не попал НИ ОДИН нотариус или частный регистратор.

Суровым наказанием за такие правонарушения оказывается лишение лицензии. На такой серьезный шаг родное государство сподобилось в случае, примерно сорока человек.

Еще где-то двести потеряли доступ в государственным реестрам, то есть, возможности и в дальнейшем предоставлять услуги по внесению заведомо неправомерных сведений.

Вы, возможно, будете шокированы, но наиболее рьяные из этих негодяев смогли отменить даже эти жалкие (относительно причиненного вреда) санкции и получили назад и лицензии, и доступ к реестрам.

Детальное описание этого административно-юридического чуда найдете по этой и этой ссылкам.

Если вас интересует, как относятся в Минцифре к массовым злоупотреблениям КЭП, к фактической компрометации всей системы электронных доверительных услуг, за которые министерство номинально отвечает, то этот вопрос я уже исследовал. Дважды спрашивал об этом Людмилу Рабчинскую, заместителя министра в МЦТ именно по электронным доверительным услугам.

Важно

Думать, как преступник. Как в 5 шагов взломать «Дию» и украсть чужую личность

Думать, как преступник. Как в 5 шагов взломать "Дию" и украсть чужую личность

Как только речь заходила о проделках нотариусов, пани Людмила предлагала обращаться с такими вопросами в… Министерство культуры.

Что тут сказать, «прачечная» — это мощный бренд, но при чем здесь она? Ведь, надзор за нотариусами — это ответственность законного мужа Рабчинской министра юстиции Малюськи.

Обратите внимание на тезис «согласно действующему закону Минцифра не является органом контроля». Два года назад министр Федоров захотел и получил для своей конторы статус и полномочия т.н. ЦЗО, центрального удостоверяющего органа в области доверительных услуг.

Учитывая тот факт, что в орбите МЦТ находится и ДСТЗЗИ, на которую возложены функции контролирующего органа, у Рабчинской есть все необходимые рычаги, чтобы навести порядок в нотариальных конюшнях. Но нет желания. В мае этого года юридическая фирма «Москаленко и Партнеры» обнародовала на своем YouTube-канале видео, посвященное незаурядному событию — лишению лицензии десяти наиболее наглых представителей нотариального сообщества.

Юридическая фирма «Москаленко и Партнеры» обнародовала на своем YouTube-канале видео, посвященное лишению лицензии десяти «черных нотариусов»

Важно

Возьми все, я себе еще нарисую! Как «клонировать» е-документы украинцев и чем это грозит

Возьми все, я себе еще нарисую! Как "клонировать" е-документы украинцев и чем это грозит

Так вот, среди прочих права на деятельность был лишен некийОлег Станиславович Горай. Приведу только одну цифру.

В течение прошлого 2020 года пан Горай совершил более 115 000 исполнительных надписей, в среднем 315 ежедневно, учитывая праздники и выходные. В абсолютном большинстве такие предписания используются, как инструмент взыскания задолженности, в том числе по кредитным договорам, которые рисуют МФО. Сейчас в судах рассматривается почти пять тысяч дел, в которых Горай является ответчиком или третьим лицом со стороны ответчика.

Так вот, мои дорогие друзья, несмотря на то, что этот человек лишен лицензии с предельно неприятными и однозначными формулировками, ВСЕ совершенные им действия до сих пор считаются правомочными. Если, конечно, иное не доказано в суде. И, да, он не сидит и не выплатил никаких штрафов. Просто потерял возможность и дальше зарабатывать себе копейку такого рода действиями.

Но вернемся к нашему эксперименту. Напомню, что его содержанием является выявление фактического, то есть, подтверждаемого в повседневной жизни, места в общественной иерархии, которое занимают украинские медики.

В качестве эталона я предлагаю взять украинских нотариусов. Как показано выше, наши дорогие нотариусы это пусть и мелкая, но шляхта, то есть люди, которые де-факто находятся над некоторыми законами украинского государства.

Возможность в любой момент отказаться от собственной подписи — это как право ехать на красный свет, даже через пешеходный переход. Даже если на нем находятся пешеходы.

С украинскими нотариусами понятно, а вот какой статус у украинских врачей? Могут ли они отрицать свою ответственность за действия, совершенные с использованием их КЭП?

У этого вопроса есть важный аспект, о котором много писал в свое время. Архитекторами ЕСОЗ были люди примерно такого же рода, как и создатели электронной паспортов Минцифры, то есть самоуверенные невежды, весьма приблизительно знакомые с деятельностью, которую они взялись диджитализировать.

Одним из последствий этого стал беспорядок с ЭЦП / КЭП врачей, которые они вынуждены использовать при работе с медицинскими информационными системами (МИС).

В частности, имеет место не предусмотренный регламентами МИС, но необходимый из-за их дефекта теневой оборот ЭЦП. Врачи дают свои ключи друг другу, порой, просто вынуждены делать это из-за давления администрации.

Важно

Цифровой апокалипсис в Украине. Как приложение «Дія» может отобрать у вас все

Цифровой апокалипсис в Украине. Как приложение "Дія" может отобрать у вас все

При таких обстоятельствах возникает возможность различных злоупотреблений, включая заверениям поддельных COVID-сертификатов чужими КЭП.

Описанная мною ситуация станет еще одним функциональным тестом на дееспособность медицинского сообщества. Как по мне, врачам и руководителям лечебных учреждений надо без колебаний искать компетентных адвокатов, готовясь к претензиям.

Адвокатам — внимательно изучать опыт нотариусов и государственных регистраторов. Чиновникам из Минцифры — готовиться к неудобным вопросам. Всем нам — к интересному и полезному выяснению отношений между Минздравом, МЦТ и врачами.

Со своей стороны, буду внимательно следить, помогать советами, разжигать и подстрекать.

Лайк, вподобайка, репост, бурные аплодисменты, веселый смех, одобрительные возгласы со стороны аудитории — приветствуются.

Первоисточник.

Start typing and press Enter to search