Эксперт: Утверждения о создании Газпромом напряженности на энергорынке Европы – миф

Заявления о том, что Газпром якобы использует газ в качестве политического давления на страны Евросоюза, не соответствуют действительности просто потому, что все контракты исполняются, заявил газете ВЗГЛЯД член Общественной палаты Никита Данюк.

«Нас постоянно пытаются обвинять в том, что напряженность на газовом рынке в Европе якобы связана с поведением России. Естественно, это не соответствует действительности, потому что все эти обвинения являются не просто беспочвенными, неприемлемыми и несоответствующими реальности, но основаны на мифах», – говорит замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, член Общественной палаты (ОП) России Никита Данюк.

Против подобных обвинений в адрес России и Газпрома, подчеркнул собеседник, говорит статистика. Только в прошлом году Газпром поставил в Германию на 5 млрд кубов газа больше, чем в 2020-м. «Помимо этого Газпром поставил больше газа в Италию, Турцию, Болгарию, Сербию, Данию, Финляндию и Польшу. И что самое интересное – наши традиционные партнеры, в частности, Франция и Германия по состоянию на декабрь 2021 года полностью выбрали все свои контрактные объемы. То есть заявления о том, что Газпром якобы использует газ в качестве политического давления, не соответствуют действительности просто потому, что все контракты исполняются», – акцентировал политолог.

Подобная риторика европейцев связана с тем, что «они всеми силами пытаются придать политическую окраску существующей ситуации на газовом рынке». Также европейцы «упорно не хотят признавать свои собственные ошибки». «Газпром является последовательным и предсказуемым, а самое главное – надежным поставщиком – так называемым поставщиком последней надежды. То, что он своими дополнительными поставками не ликвидировал дисбаланс, который возник по вине европейских властей, не является  причиной, чтобы называть Газпром манипулятором», – считает Данюк.

Собеседник напомнил, что европейские страны никогда не обращались к Газпрому с предложением взять на себя роль гарантирующего поставщика. «Более того, если посмотреть концепцию энергетической безопасности Евросоюза, то мы увидим написанный черным по белому тезис о необходимости снижения энергозависимости от России со всеми вытекающими для нас негативными последствиями», – подчеркнул член ОП.

Существующий на европейском газовом рынке дисбаланс, по словам эксперта, во многом связан с гибкой торговлей сжиженным природным газом (СПГ). «Борьба за поставки СПГ развернулась между азиатским и европейским рынком. Именно благодаря этой конкуренции был раскручен на очень большую мощность маховик роста цен. Во многом это связано и с тем, что внутри Европы многие традиционные производители, которые замещали выпадающие из баланса объемы газа, тоже ушли с рынка. Это происходило в том числе по причинам выработки месторождениями своих ресурсов. Поэтому в этих условиях для Газпрома было важно сфокусироваться на разумной стратегии, которая в первую очередь включает в себя исключительное исполнение обязательств по портфелю долгосрочных контрактов», – пояснил собеседник.

Нужды беспокоиться об уровнях запасов Газпрома в европейских хранилищах нет, добавляет эксперт. Компания поставляла дополнительные объемы газа в рамках действующих контрактов и «готова делать это в дальнейшем, при этом цены в рамках долгосрочных контрактов существенно ниже, чем на спотовых площадках, но, к сожалению, из-за политической ангажированности мы сталкиваемся с тем, что Европа всеми силами отказывается от долгосрочных контрактов и предпочитает торговлю на бирже, что влечет большую непредсказуемость, волатильность и как следствие – энергетический кризис».

«Мы до сих пор располагаем возможностью удовлетворять запросы наших европейских партнеров, даже в период самого пикового спроса и самой большой нагрузки. Однако важно, чтобы Европа наконец признала, что все существующие проблемы она создала сама. Только из-за того, что предыдущие действия были ошибочными, Европе приходится обвинять в данном случае Россию и Газпром», – пояснил Данюк.

Что касается уже построенного газопровода «Северный поток – 2», то его судьба в руках европейских регуляторов, считает эксперт. «Сейчас газопровод проходит сертификацию. Он объективно соответствует всем существующим экологическим нормам и стандартам, в том числе Третьего энергопакета. Формат сертификации – это очередная попытка отсрочить его запуск, который, на мой взгляд, будет неминуем. Я вижу здесь злой умысел в сочетании с тем, что европейцы находятся в постоянном давлении», – считает замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН. 

Решение о запуске трубы будет приниматься в двух столицах – Вашингтоне и Берлине. «Есть все основания полагать, что в данном случае попытки Вашингтона затормозить проект не увенчаются успехом, потому что Берлин, несмотря на свою зависимость от Вашингтона, прекрасно понимает, что без российского газа Германия не будет конкурентоспособна ни в промышленном производстве, ни в экономике в целом. В случае с «Северным потоком – 2» Германия проходит очередной тест на наличие суверенитета и субъектности», – уверен член ОП.

Однако для Газпрома всегда было приоритетом удовлетворение российских потребителей, добавил Данюк. «Неспроста, когда в Европе опустели газовые хранилища, наш президент дал поручение заполнить их, но только после того, как это произойдет с российскими ПХГ, потому что именно российские потребители являются приоритетом», – подытожил собеседник. 

Европейские страны обвиняют Газпром в ограничении поставок газа в период пикового роста цен на энергоносители, полагая, что российский поставщик, покрывающий порядка 40% потребностей ЕС в газе, манипулировал европейскими ценами. В таком же духе высказывался глава Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль, который утверждал, что сильная напряженность на европейском газовом рынке возникла из-за поведения России, а в дефиците газа в ПХГ Европы в большей степени виноват Газпром.

В то же время руководители Еврокомиссии признали, что европейский газовый кризис стал результатом совпадения ряда факторов, включая рост мировых цен на энергоносители, неблагоприятную погоду, снизившую на несколько месяцев выработку ветряной энергии в Европе, рост цен на созданные Еврокомиссией квоты на углеродные выбросы, закрытие большого числа углеродных генерирующих мощностей в Европе.

Start typing and press Enter to search