Климат не политика, не обманешь!

Автор: ,

Официальный представитель МИД России Мария Захарова ответила на вопрос журналиста The Moscow Post о российских оценках итогов 26-й сессии Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Письменный вариант ответа был размещен на сайте МИДа 22 ноября, а 23 ноября по этой проблеме высказался глава дипломатического ведомства Сергей Лавров.

Президент России Владимир Путин обратился к участникам специального заседания по вопросам управления лесным хозяйством и землепользования в рамках саммита мировых лидеров в Глазго, напомнив, что в России расположено около 20 процентов всех мировых лесных массивов.

Подводя итоги мероприятия с точки зрения интересов России, Владимир Путин отметил на совещании с членами правительства 24 ноября, что дискуссии проходили сложно, проблема становится всё более острой, но «цель конференции по климату, которая прошла в Глазго, достигнута, принятые на ней решения сбалансированы и исполняемы».

Мария Захарова «Сначала нас критиковали за якобы вбросы, теперь за выбросы»

Климат и развитие

Беречь климат — это задача не только для министерства иностранных дел. Сергей Лавров, выступая 23 ноября на форуме Российского союза предпринимателей и промышленников (РСПП) «Международная повестка российского бизнеса: вызовы, риски, стратегия взаимодействия с государством», сказал, что итоги саммита в Глазго не всех удовлетворили, что «налицо стремление развитых стран Запада, вышедших в постиндустриальный режим экономики, сделать все, чтобы остальные прекратили загрязнять и развиваться».

Некоторые из проблем социально-экономического развития и их взаимодействия с задачами сокращения выбросов рассматривались The Moscow Post в публикации от 19 ноября,

Климатическая повестка ставит задачи и перед профильными ведомствами и перед деловым сообществом России, особенно перед ведущими компаниями с заметным «углеродным следом» в выпускаемой продукции. Российские деловые круги тоже готовились к конференции в Глазго. В сентябре прошло заседание Делового совета при МИД РФ, в котором приняли участие профильные ведомства, главы деловых ассоциаций и компаний.

Председательствовал Сергей Лавров. Участники говорили о вызовах отечественному бизнесу в контексте декарбонизации и перехода на «зеленые» источники энергии, конкурентоспособности и защиты интересов отечественного бизнеса. «Важно, чтобы проблематика изменения климата и охрана окружающей среды объединяла, а не разъединяла мировое сообщество. Будем этого добиваться, не допуская односторонних шагов, которые не учитывают интересы других стран», — подчеркнул тогда министр.

Опасности «зеленого» протекционизма

Так Сергей Лавров называл возможные последствия «зеленого перехода» для российской экономики и ведущих российских экспортеров.

Глава министерства экономического развития Максим Решетников рассказал, что в Глазго удалось договориться о конкретных и приемлемых механизмах реализации Парижского соглашения. В частности, запускаются рыночные механизмы обмена углеродными единицами между странами. Признанные и подтвержденные сокращения или поглощения СО2, полученные от климатических проектов, могут использоваться этом на рынке.

Россия вместе с другими странами добилась в Глазго взвешенных решений по угольной генерации. От идеи «скорейшего отказа» от выработки электроэнергии на угле перешли к договоренности «снижать» выработку электроэнергии на угле, но только для тех проектов, в которых не применяются технологии снижения выбросов. Это дает запас времени, чтобы модернизировать угольные мощности, диверсифицировать экономику и модернизировать генерирующие мощности регионов, зависящих от сжигания угля.

Кроме того, важным результатом прошедшей Конференции стало принятие Совместной декларации лидеров по лесам и землепользованию, в работе над текстом которой активное участие приняла наша страна. В документе закреплена ключевая роль лесов в рамках реализации климатической политики.

Согласованы выгодные для России условия по лесным проектам: на 30 лет продлили максимальные сроки их реализации (с 15 до 45 лет). Инвесторы (включая российские регионы) в проекты лесопользования, лесоохраны и лесоразведения получают понятные и долгосрочные условия для вложений.

В итоговых решениях были зафиксировали более выгодные решения по ископаемому топливу, что снижает угрозу для инвестиций в нефтегазовый сектор, оставляет открытыми экспортные рынки. «Нам удалось обезопасить российскую экономику, российский экспорт, российские инвестиции и, в конечном итоге, наши рабочие места от навязанных извне резких, не всегда просчитанных решений и чужих концепций», — подчеркнул Максим Решетников на совещании у Владимира Путина с Правительством РФ.

Потенциал «озеленить» соседей

Большая и пока не в полной мере оцененная поглощающая способность лесов и экосистем России делают нашу страну одним из лидеров процесса глобальной декарбонизации.

Освоение «зеленых» технологий будет стимулировать экспортные возможности России.  «Важно грамотно и своевременно воспользоваться этим «окном возможностей», иметь свою выверенную, научно аргументированную позицию и активно закреплять ее как неотъемлемую часть многосторонних дискуссий», — считает Сергей Лавров.

Чистая и практически возобновляемая атомная, потенциал гидроэнергетики, газовая электрогенерация создают уникальные возможности для масштабного экспорта электроэнергии и продукции со сниженным «углеродным следом». Такой, как, например, алюминий или удобрения, цемент или стальной прокат, строительные материалы, сельскохозяйственная продукция. Россия обладает уникальными возможностями сочетать относительно низкую стоимость электроэнергии с низким «углеродным следом» ее производства.

Генеральный директор «Росатома» Алексей Лихачев заявил, что конференция в Глазго завершилась дискуссией о том, должна ли атомная энергетика засчитываться в углеродном балансе с учетом исключительно высокого потенциала АЭС в переходе к зеленой экономике. Россия пока единственная страна, освоившая в промышленных масштабах технологию производства и эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах.

Как это недавно сформулировал главный дипломат Евросоюза Жозеп Боррель, «Мы, народы Запада, ЕС и США, мы — властелины мира… но только, пока мы контролируем передовые технологии. Если мы не сможем диктовать стандарты, мы потеряем власть».

«Росатом» уверен, что уже к концу текущего десятилетия российская технология может стать видной статьей российского экспорта. АЭС на базе этих технологий соответствуют самым жёстким требованиям безопасности и эффективности, задачам сокращения выбросов СО2. Рынок для российских атомных технологий значителен. В течение жизненного цикла по «чистоте» АЭС не уступает солнечной и ветровой энергетике.

Помогать другим

Нельзя исключать, что концепция «зеленого перехода», задуманная некоторыми евро-идеологами, как и способ (среди прочего) «задвинуть» богатую энергоресурсами Россию, будет иметь эффект с точностью до противоположного. За счет ресурсов и технологий Россия получает возможность целенаправленно работать на международных площадках в пользу сбалансированного и недискриминационного перехода к «зеленой» энергетике.

«Баланс между интересами защиты климата, охраны окружающей среды и законными интересами социально-экономического развития стран, находящихся на более низком уровне, всегда был «ключом» нашей позиции», — считает Сергей Лавров. Ряд стран, включая членов Евросоюза, пытаются политизировать климатическую повестку, использовать ее в своих интересах влияния и доминирования.

Москва намерена продвигать «прозрачные» правила климатического регулирования и развития с применением доступных и выверенных технологических решений. Делать это предстоит в условиях не только экономической и технологической, но и политической конкуренции со стороны Запада. Эта политическая конкуренция включает применение вредоносных экономических и финансовых рестрикций, запретов в отношении целого ряда государств на применение высоких технологий, в том числе для работы на шельфе, в арктических широтах.

Энергопереход – «это вопрос не отношений России с Западом, а глобального успеха или неуспеха в максимальном объединении усилий по обеспечению задач в сфере борьбы с изменением климата», — добавил российский министр.

Все от зависти

Россия выполняет все взятые обязательства и по Парижскому соглашению, и по РКИК, — заявил президент Владимир Путин, выступая на в расширенном заседании коллегии Министерства иностранных дел 18 ноября.

Действует программа повышения энерго-эффективности экономики на период до 2035 года. Планируется обеспечить углеродную нейтральность не позднее 2060 года. Владимир Путин подтвердил, что страна вышла на передовые позиции в деле «зелёной» трансформации и предложил «активно противодействовать попыткам Евросоюза и США присвоить себе право единолично диктовать климатическую повестку и формировать под себя стандарты по этой теме».

Дальнейшие действия Правительства в этой области будут направлены на продвижение интересов России на площадках авторитетных организаций (ООН, Группы двадцати, БРИКС, АТЭС, ЕАЭС) и дальнейшую разработку плана реализации Стратегии-2050 под руководством вице-премьера РФ Андрея Белоусова. По поручению Правительства уже начинается подготовка к следующей Конференции сторон. 

Что не сделай, повод найдется

Вернемся к тому, с чего начали. Вопрос The Moscow Post, заданный Марии Захаровой звучал так: «Вы недавно комментировали высказывания Байдена и Обамы. Они критиковали Россию за недостаточность усилий по борьбе с выбросами. Можно ли ожидать, что по итогам конференции появится… российская оценка итогов Глазго? Было бы интересно узнать, как мы оцениваем в этом контексте позицию США и позицию ЕС?».

«Что не сделай, повод для критики найдется», — ответила официальный представитель МИД Мария Захарова и пошутила: долгие годы американцы критиковали российскую сторону за якобы осуществляемые хакерами вбросы, а теперь, «когда, видимо, повестка уже сама себя исчерпала», начали критиковать за выбросы.

Позиция России по международной климатической повестке последовательна. Основана не на идеологической заряженности, а на правовых подходах, на которых и должна выстраиваться позиция государства в международных делах. Но с учетом новых данных, результатов исследований и наработок ученых, новых технологий и статистических данных, методах приспособления к климатическим изменениям.

Со своей стороны, российская делегация сделала все возможное, чтобы решения конференции в Глазго стали логичным продолжением Парижского соглашения, — добавила представитель дипломатического ведомства. По ее словам, «наши эксперты внесли весомый вклад в принятие важнейших решений». В связи с этой темой дипломат напомнила о комментарии по заданному ей вопросу, который 22 ноября был опубликован на сайте МИД РФ.

А еще российская сторона считает, — добавила Мария Захарова, — что недопустимо, чтобы западные импортеры принимали бы протекционистские действия в отношении российских поставщиков сырья и продукции с высоким «углеродным следом». По сути, выстраивали бы своеобразную «зеленую ширму» на пути российского экспорта.

Напомним, что глава РСПП Александр Шохин недавно вручил г-же Захаровой Почетный знак Российского союза промышленников и предпринимателей за отстаивание интересов российского бизнеса на международной арене, с чем мы ее искренне поздравляем!

В состав российской делегации на конференции в Глазго входили заместитель председателя Правительства РФ Алексей Оверчук, советник Президента, специальный представитель Президента РФ Руслан Эдельгериев, руководство Росгидромет, Минприроды, Минпромторг, Минфин, Минэнерго, МИД, представители бизнеса, общественных объединений, РСПП.

Start typing and press Enter to search