Мнения: Декоммунизация Украины дошла до Нью-Йорка

Власти Владимира-Волынского решили декоммунизировать его название – чтобы город назывался кратко: Владимир. Это предложение единодушно поддержали на общественных слушаниях с участием местного националистического бомонда, и вынесли на ближайшее пленарное заседание горсовета. После чего переименование утвердят решением украинского парламента.

Власти Владимира-Волынского решили декоммунизировать его название – чтобы город назывался кратко: Владимир. Это предложение единодушно поддержали на общественных слушаниях с участием местного националистического бомонда, и вынесли на ближайшее пленарное заседание горсовета. После чего переименование утвердят решением украинского парламента.

Все это объясняется борьбой с кремлевскими нарративами и тяжелым оккупационным наследием, от которого до сих пор не очистилась Украина. Потому что приставку «Волынский» добавили в 1795 году после того, как город перешел от Польши к России. И теперь, спустя несколько веков, патриотам важно восстановить то, что они считают исторической справедливостью. 

Но стоит уточнить – большинство жителей Владимира-Волынского думают совсем по-другому, высказывая свое мнение в запрещенных на Украине «Одноклассниках» и «Вконтакте». Они видят в этой инициативе банальный политический пиар местного мэра Сергея Палёнки, который доставит им одни только неудобства. Ведь переименование города с неизбежностью влечет за собой возню с переоформлением документов, связанные с этим расходы и никому не нужную путаницу.

Людям в принципе не до переименований – Владимир-Волынский выживает сейчас за счет приграничной контрабанды через расположенный рядом контрольно-пропускной пункт и трудовой миграции в соседнюю Польшу. На днях там задержали мужчину, который спрятался в товарный вагон, чтобы хоть так попасть в Европу. Потому что на родине нет работы – или за нее платят копейки.

Наконец, горожане привыкли к нынешнему названию, которое знакомо им с рождения. Владимир назывался Волынским при жизни их дедов, прадедов и прапрадедов, и этот топоним давно является историческим. А раз так, то вопрос о переименовании логично было бы решить по итогам местного референдума или массового опроса. Как это было в российском Тутаеве, где местные жители выступили против переименования в Романов-Борисоглебск. А власти приняли это решение – несмотря на то, что возвращение названия одобрили на уровне Государственной Думы.

То же произошло в Москве, где рассматривался вопрос о переименовании станции метро «Войковская». По результатам электронного референдума в системе «Активный гражданин» против этого изменения высказалось 53% участников – и прежние топонимы до сих пор присутствуют на карте российской столицы.

По большому счету, демократия должна работать именно так, не взирая на личные предпочтения отдельно взятых политиков. Однако, проблема в том, что мнение народного большинства не значит в современной Украине практически ничего. На Евромайдане обильно транслировалась демократическая риторика, которая предназначалась для освещавших события журналистов. Однако его организаторы изначально не скрывали желания ликвидировать права оппонентов. Они хотели нагнуть страну под себя – что и привело ее к безрадостному состоянию сейчас.

На Украине нет электронных референдумов – несмотря на бесконечные разговоры про цифровизацию и выделенные на это средства, которые положили в своей карман коррупционеры. «Страна победившего достоинства» меняет название городов по воле Верховной Рады, не обращая внимания на челобитные от обывателей и холопов. Решение об изменении топонимов принимают исключительно сверху, игнорируя пожелания туземного населения. Но екатерининские чиновники руководствовались при переименовании соображениями практического свойства – чтобы отличать Владимир-Волынский от Владимира-на-Клязьме, исходя из логики казенного документооборота, у которой не было никакого идеологического подтекста. Тогда как современные украинские вельможи переименовывают населенные пункты в рамках священного джихада против Москвы, действуя вопреки практической необходимости и здравому смыслу. 

Декоммунизацию Владимира-Волынского горячо поддерживает националистическая общественность, на которую чутко ориентируется Владимир Зеленский. Сетевые патриотические комментаторы полностью одобряют переименование города. Они пишут, что украинский Владимир – это неповторимый оригинал времен Владимира Святославича, а вражеский Владимир-на-Клязьме – жалкая копия, построенная расово неполноценными угро-финнами.

Между тем, памятники российского Владимира занесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, имея непреходящую культурную ценность. А его гидронимы – Почайна, Лыбедь, (и)Рпень – напоминают о том, что этот город обустраивали переселенцы из Киева, которые перенесли в Залесье привычные для себя названия речек. Хотя на современной Украине стремятся позабыть это родство, хорошо известное археологам и историкам.

Это воинствующее безумие целиком и полностью вписываются в украинскую политическую повестку. Ее формируют деятели вроде главы Совбеза Данилова, который требует отказаться от употребления слова «Донбасс» – называя его «российским нарративом», представляющим экзистенциальную опасность для Украины. А теперь призывает украинцев «избавиться от кириллицы».

Коммунистические топонимы кончились, но украинская власть подсела на иглу шовинистического пиара, и теперь будет переименовывать все подряд. Поселку Новгородское, расположенному в прифронтовой зоне Донбасса, принудительно вернули старое название Нью-Йорк – причем, это было сделано по предложению львовского депутата Романа Лозинского, бывшего главы Украинской Галицкой партии. Где Донбасс и где Львов? Все понимали – Верховная Рада голосовала за это анекдотическое решение исключительно для того, чтобы порадовать заокеанских друзей. Хотя местные жители, бывшие работники фенольного завода, протестовали против переименования на пикете. 

А недавно в парламенте укоротили Переяслав, избавив его от «пророссийской» приставки «Хмельницкий». Этот древний город тоже декоммунизировали под давлением ультраправых, которые хотели бы стереть из памяти любые напоминания о событиях Переяславской рады – когда гетман и запорожцы поступили наперекор «цивилизационному выбору Украины».

На очереди и сам Хмельницкий – этот областной центр логично переименовать на старый манер, сделав его Проскуровым. Чтобы напомнить о славных страницах национальной истории, вроде кровавого Проскуровского погрома – когда петлюровцы жестоко вырезали местное еврейское население.

Да и жителям Ивано-Франковска однажды могут напомнить про левые взгляды выдающегося украинского писателя, которые не слишком сочетаются с антикоммунистическим курсом власти. Ведь этот город носил название Станиславов – в честь польского магната Станислава Потоцкого. А этот топоним больше соответствует реалиям современного украинского государства, которое обрекает свой народ на польские наймы, и отказывает ему в праве выбирать названия собственных городов, сел и улиц.

Теги:  Украина , Россия и Украина , переименование

Start typing and press Enter to search