Общество: Женщины преграждают человечеству путь на Марс

Американская битва за политкорректность и равноправие достигла космических масштабов, причем в прямом смысле слова. НАСА приняло новые стандарты для полетов в космос, которые под предлогом защиты женщин ущемляют астронавтов-мужчин. Однако у этого хода есть и иные, гораздо более глубокие причины. В том числе финансовые.

Без всякой помпы, тихо и мирно американское космическое агентство (НАСА) решило урезать нормы радиационной безопасности для мужчин в соответствии с… нормативами для молодых женщин. Этот ход должен, по задумке, увеличить гендерное равноправие среди астронавтов.

Космическая радиация – одна из реальных угроз открытого космоса. Уровень радиации от космических лучей регулярно замеряют приборы самых разных стран. Например, за время полета марсохода «Кьюриосити» к Марсу (а также при его работе там) уровень радиации был измерен довольно точно. Как заключают ученые, он равен 1,01 зиверта для типичной миссии в 860 суток.

Запомним эту цифру – 1,01 зиверта. Она исключительно важна.

Наследие прошлой эпохи

Ранее стандарты НАСА по космической радиации были разумными – пусть и очень консервативными. Консервативными они были потому, что исходили из пока не доказанной концепции: любая доза радиации вредит людям. Правда, в экспериментах не удавалось зафиксировать вред от доз уровнем до зиверта в год на животных. Ставить такие опыты на людях никто не будет, поэтому оставался только опыт пострадавших от атомных бомбардировок и погибших острой лучевой болезни в Чернобыле (менее трех десятков человек).

Проблема оценок на этой основе в том, что все эти люди получили свои дозы за очень короткое время – часы или дни. Для оценки вреда космической радиации надо учитывать дозы в 0,003 зиверта в сутки. Сравнивать их напрямую – все равно, что сравнивать 300 легких тычков одним пальцем с одним ударом кулака. Энергия вроде бы похожая, но эффект совсем разный. Ведь вред радиации для живых организмов наступает от повреждений ДНК человеческих клеток. Клетки обладают средствами восстановления поврежденной ДНК, поскольку в природе есть масса вредящих им факторов, и без таких средств у нас были бы большие проблемы. Небольшие дозы радиации каждые сутки вполне могут компенсироваться организмом человека. И это не просто теория.

В 1945 году в США нормы по экспериментам на людях были совсем не такие, как сегодня. Поэтому американцу Альберту Стивенсу, имевшему рак желудка в четвертой стадии, легко вкололи примерно микрограмм плутония внутривенно. Забыв, надо сказать, поставить его в известность. Да и мудрено было получить его согласие: на тот момент плутоний был частью секретной военной программы США. Вообще, такие инъекции тогда получили 18 человек, считавшихся смертельно больными, но ни один из них в итоге так и не умер от каких-либо эффектов, связанных с радиацией. Не было даже каких-то болезненных проявлений, связанных с ней: дозы оказались недостаточны.

Однако Стивенс был то ли неправильно диагностирован, то ли рак у него после инъекции обратился вспять (изредка раковые опухоли уничтожаются иммунитетом даже у вроде бы безнадежных больных). В итоге он прожил 21 год после инъекции и умер только в 1966 году. Если радиация как-то и повредила ему, то незаметно для медицины. У него (после инъекции) не было ни рака, ни каких-либо патологических процессов, не связанных с преклонным возрастом умершего. Полученная им доза была равна 3,0 зивертам в год, или 64 зиверта в сумме. Запомним и эту цифру.

Политкорректность космических масштабов

Суммируем: науке неизвестен человек, который умер бы от ежедневного облучения дозами с «набегающим итогом» в один зиверт в год (доза, которую получают при путешествии на Марс). Зато науке известны случаи, когда человек получал 3,0 зиверта в год без малейших негативных последствий. Но НАСА исходило из предельно консервативных оценок, поэтому на всякий случай в постлунную эру назначило предельно допустимой для астронавтов дозой радиации 0,5 зиверта в год (для всех) или 4,0 зиверта за карьеру.

Но именно 4,0 зиверта разрешалось получать только мужчинам возрастом ближе к «полтиннику»: для них риски от радиации были минимальным. Женщинам назначили дозы ниже пары зивертов за карьеру. Это значило, что слетать на Марс они могли бы только 1-2 раза – в отличие от мужчин постарше, для которых такая возможность имелась бы 3-4 раза за жизнь.

Однако в наши дни НАСА решило, что есть вещи и поважнее полетов на Марс. Летом 2021 года вышли сначала рекомендации к Агентству внедрить новые нормы по радиации. А в конце года и Отдел руководителя по вопросам здоровья и медицины НАСА выпустил новые рекомендации – причем не особо освещал свои действия в прессе.

Национальная академия наук США основывала свои рекомендации на работе группы Хедвиг Хрисак, женщины, хорошо известной в мире радиационной биологии. Ее аргументы за пересмотр доз, однако, лежали вовсе не в области науки. «Хрисак отметила: один универсальный радиационный лимит… выгоднее в силу свой простоты. Кроме того, он станет преимуществом для женщин-астронавтов, которые в старой радиационных ограничений системе имели предел ниже, чем у мужчин и, таким образом, не могли провести столько же дней в космосе, как их коллеги-мужчины».

Мы должны прямо отметить: на деле женщины-астронавты не получат от новых лимитов ничего. Это всего лишь ограничение для их коллег-мужчин. Если у нелюбимого вами соседа сдохла корова (или его поразили в правах, как НАСА в новых стандартах), это не станет преимуществом для вас. Это станет бедой для него, но не более.

Новые радиационный предел имени Хрисак основан на уровнях самой уязвимой, как считается, для радиации группы – женщин до 35 лет. Организмы мужчин даже в намного более опасных условиях атомных бомбардировок (где дозу получают за кратчайшее время, а не растянутой на годы) выдерживают куда больше. Причины, по которым мужчин приравняли к женщинам – это причины виды «так не доставайся же ты никому». Раз мы опасаемся лишний раз пускать на Марс женщин – значит, и мужчинам там делать нечего.

На самом деле НАСА отлично знает, что на сегодня нет научных оснований считать низкие дозы радиации, типичные для астронавтов, опасными для здоровья человека. Ведь именно это агентство ответственно за данные, которые показали: астронавты умирают от рака на 38% реже, чем обычные американцы. Конечно, это не значит, что космическая радиация снижает вероятность онкологических заболеваний. Скорее дело в том, что астронавты имеют серьезные физические нагрузки, что, как давно известно из других научных работ, снижает и вероятность рака.

Что все это означает для освоения космоса?

Проблема, однако, не только в гендерной нейтральности новых радиационных стандартов. Все куда хуже: даже для женщин они стали втрое ниже, чем были в конце прошлого века. Причиной этого не стали новые данные по космической радиации. Человечество в 1990-х летало на «Мире», а сегодня на МКС, но и там, и там уровень радиации одинаковый.

Не стали причиной пересмотра и новые эксперименты на животных. Попытки подвергать крыс радиационному уровню, типичному для путешествия на Марс – порядка зиверта за 860 суток – привели только к улучшению их умственных способностей. Негативных последствий облучения при этом зафиксировать не удалось. Авторы (российские ученые) соответствующей научной работы прямо пишут «…открыты успокаивающие, антидепрессантные, понижающие агрессию и способствующий росту когнитивных возможностей эффекты ионизирующей радиации на центральную нервную систему». Да, механизм такого действия остается неясным.

Истинные причины пересмотра радиационных норм лежат в области политики НАСА. Если ограничить радиацию, которую может получить один астронавт 0,6 зивертами, то легко и просто можно полететь на Луну – и даже провести там 2-3 месяца. А вот на Марс полететь не выйдет. Ведь в такой экспедиции меньше 1,0 зиверта не получить.

Причины, по которым в НАСА предпочитают Луну, а не Марс, понять несложно. НАСА – в тесном контакте с подрядчиками типа Boeing – c 2011 года разрабатывает ракету SLS. Хотя прошло больше десятка лет, ракета так и не сделала ни одного полета. Но главное, ракета SLS банально слишком слаба, чтобы отправить к Марсу корабль необходимого размера и массы.

Тем временем, SpaceX вдвое меньше лет разрабатывает связку носителя и корабля под названием Starship. В отличие от SLS она намного мощнее и может отправить к Марсу корабль с герметизированным объемом 900 кубометров, как у МКС. У нее уже есть полеты и удачная посадка (пока одна) в атмосфере Земли. В марте 2022 года у Starship намечен первый полет на орбиту. И хотя шансы успеха умеренные, это слишком резкий контраст с до сих пор не летающей SLS.

Наконец, самое важное. На SLS удалось освоить 23 млрд бюджетных долларов, по паре миллиардов в год. Starship пока бюджетных денег не видел, а общие затраты на его программу составили как раз ту пару миллиардов долларов, что SLS съедает за год. В случае SLS НАСА выполняет заведомо политический проект. Как пишет Эрик Бергер, известный отраслевой космический обозреватель из США: «НАСА знает, что Конгресс – всерьез поставивший на… SLS и в рабочие места, которые обеспечивает эта программа, не поддержит программу, основанную только на SpaceX».

Это и есть ключевая причина нелюбви НАСА и к Starship, и к полетам на Марс. Агентство просто не в состоянии создать ракету и носитель, нужные для колонизации Марса.

Если НАСА потратило 23 млрд долларов и десять лет на ракету к Луне, и эта ракета еще даже ни разу не летала, то носитель и корабль для Марса потребуют только на разработку многие десятки миллиардов, которых НАСА еще и не дадут. Потому что на фоне уже делавшей испытательные полеты и более мощной система SpaceX выделить десятки миллиардов долларов на еще одну марсианскую ракету – это слишком даже для богатых Соединенных Штатов.

Неприятный выскочка Илон Маск для НАСА – бельмо на глазу, не хуже, чем для российского Роскосмоса. Если Агентство решит играть на его условиях и лететь к Марсу – у НАСА больше не будет бюджетов на свои ракеты и корабли. Все деньги будут уходить SpaceX. Именно в этом и был смысл «пересмотра вниз» радиационных правил НАСА. Конечно, гендерная нейтральность – это хорошо, но кое что еще, что позволяет чиновникам сохранить контроль над денежными потоками – еще лучше.

Сработает ли этот ход? В длинной перспективе – нет. Илон Маск уже заявил, что радиация на пути к Марсу недостаточно высока, чтобы имело смысл создавать дополнительную радиационную защиту, тем самым показав, что не ставит гендерно-нейтральное мнение НАСА по этому вопросу ни во что.

Но чиновники НАСА и не особенно нацелены на дальнюю перспективу. Даже если к концу 2020-х Маск и пошлет людей к Марсу, всегда можно будет сказать: «безумный миллиардер готов выстлать дорогу к другим мирам трупами». И обещать, что у астронавтов SpaceX вырастут рога от радиации или начнется рак.

Да, через 30-40 лет таких обещаний НАСА придется забрать свои слова обратно. Но те, кто сегодня принимает не основанные на науке гендерно-нейтральные стандарты радиационной безопасности, к этому времени уже давно выйдут на пенсию.

Теги:  космос , НАСА , гендерные проблемы , покорение космоса

Start typing and press Enter to search