«Раком» от правосудия

Поистине, всегда радостно узнавать, что тот или иной неправедно обвиненный сиделец покинул узилище. Особенно, если сиделец еще и хвор здоровьем: к чему применять излишнюю строгость к тому, кто и без того наказан?

Между тем, узнав о решении Мосгорсуда вернуть на новое рассмотрение дело экс-следователей Следственного Комитета России Сергея Дубинского и Андрея Тренева, мы в редакции испытали двойственное ощущение. Не в последнюю очередь от того, что осужденного взяточника Дубинского, до сих пор обладающего немалыми связями, перевели под домашний арест под предлогом якобы имеющейся у него тяжелой болезни. Его подельник Тренев остался в СИЗО, поскольку, видимо, здоров, как бык.

Однако мы не первый год следим за судьбой экс-следователя, экс-адвоката и экс-прокурора и довольно хорошо знакомы с биографией Сергея Дубинского. Что нас в ней всегда поражало – так это кипучая энергия, с которой он преследовал свои жертвы, ой, простите: своих подозреваемых, конечно. Никак не подумаешь, что такое рвение способен проявить глубоко больной человек. Да и СК РФ – не та структура, в которой дозволяется служить людям с не самым лучшим здоровьем.

Мы всегда удивлялись той бескомпромиссности, которую он проявлял при защите закона, шла ли речь о предполагаемых его нарушителях, или о (опять-таки, предположительно) неправедно  преследуемых. С последним, впрочем, у него не заладилось. Мы, однако, и по сию пору считаем, что оступившись,  такой ярый поборник права не станет прятаться за врачей и адвокатов, но стоически воспримет решение своих братьев по Фемиде.

Раком от правосудияСергей Дубинский

Если серьезно, первое, что бросается в глаза при знакомстве с историей Дубинского – то, с каким постоянством он оказывался если не в центре, то в ближней орбите самых громких дел последних двух десятилетий. Так, будучи еще сотрудником Генпрокуратуры, Дубинский участвовал в нашумевшем «Деле ЮКОСа», точнее – выступал гособвинителем в процессах по делу руководителя одной из структур холдинга Антонио Вальдеса-Гарсии. Дело тянулось с 2005 г., а в 2011г. Басманный суд Москвы признал иностранца виновным и приговорил к 8 годам лишения свободы. Увы, заочно: фигурант успел заблаговременно уехать из страны.

Однако к тому времени Сергей Дубинский не только покинул прокуратуру, но и «переметнулся на другую сторону«, всплыв уже в качестве адвоката в деле владельца сгоревшего пермского клуба «Хромая лошадь» Анатолия Зака. Напомним, в том злополучном клубе из-за разгильдяйства и наплевательства организаторов новогодней вечеринки заживо сгорели 156 человек. Однако бывший сотрудник генпрокуратуры, видимо, настолько уверовал в невиновность Зака, что бросил госслужбу ради его защиты.

Впрочем, и в этой работе он быстро разочаровался. Да так, что бросил дело практически в самом начале. Нельзя, однако, не отметить интересный нюанс: если до ареста состояние Зака оценивалось в 62 миллиона рублей, то по окончании процесса удалось отыскать только два. И еще: осужденный в 2013 г. к 9 годам и 10 месяцам лишения свободы, Анатолий Зак в сентябре 2018 г. был досрочно освобожден, несмотря на то, что администрациями колоний считался «склонным к нарушению порядка и негативно влияющим на дисциплину». Это, конечно, всего лишь совпадение. Но совпадение, согласитесь, небезынтересное.

Сам же Дубинский вернулся на госслужбу. Говорят, так не бывает, но ему из адвокатуры удалось переместиться не куда-нибудь, а в Главное следственное управление СКР, где он занял начальственную должность и откуда отправился на нары.

И снова наш «герой» сразу же попал в гущу событий, оказавшись среди тех, кто расследовал теракт в зале международных прилетов аэропорта Домодедово в январе 2011 г. Там он сразу же обнаружил «виновных», назначив таковыми топ-менеджмент аэропорта. Все они, включая мать двоих детей, в мгновение ока оказались в СИЗО, где провели довольно много времени. Жестокость следователя, более присущая  средневековой инквизиции, поразила и возмутила не только адвокатов, но и прокуратуру, неоднократно требовавшую освобождения подозреваемых.

Не тут-то было! Дубинский с упорством бульдозера тащил явно дохлое дело 53 месяца (почти четыре с половиной года)! Что он там «расследовал» все это время? Бог весть.

Возможно, он рассчитывал повторить свой «успех» по другому, не менее дутому делу, связанному с авиацией. Речь о скандально известном сенаторе от Калмыкии Левона Чахмахчяна, где он выступал в качестве государственного обвинителя.

Это громкое – поскольку из-за своей скандальности оно широко освещалось в прессе – дело Дубинский вел еще в бытность свою прокурором Генпрокуратуры. Тогда-то он, пожалуй, впервые, и проявил себя во всей красе. В ход пошло все: провокации, фальшивые «вещественные доказательства» и «свидетельские показания«, и, конечно же, давление на подозреваемого.

Позже сенатор куда только не стучался, пытаясь обратить внимание и власти, и общества на явные несостыковки и очевидные подтасовки в деле. Бесполезно. Системе честь мундира оказалась дороже, и Дубинский поставил в своем послужном списке очередную «палку».  Левона Чахмахчяна и оказавшихся с ним в одном деле, в общем-то случайных людей, отправили за решетку.

Нельзя не обратить внимания на то, что, чем бы ни занимался Дубинский, он всегда старался оказаться как можно ближе к деньгам, а точнее – к очень большим деньгам. В его биографии нет ни одной истории противостояния с подлинными бандитами и террористами – если не считать Домодедово. Но и там он сосредоточился на тех, кто имел доступ к финансам.

Все закончилось так, как и должно было закончиться: в ноябре 2018 г. Дубинского и его подчиненного Андрея Тринева сотрудники ФСБ задержали с поличным при получении взятки в пять миллионов рублей. Были и доказательства, и протоколы – и не подложные, как в деле Чахмахчяна и других, а самые что ни на есть подлинные.

Барышни, готовьте платочки: сейчас будет мокро. Едва оказавшись в СИЗО, Дубинский стал требовать освобождения под домашний арест ввиду «развившегося у него онкологического заболевания и разрушения суставов». Более того, адвокаты настаивали, что у их подзащитного четвертая стадия рака, не допускающая содержания под стражей.

Суд, однако, усомнился в тяжелом состоянии здоровья фигуранта, и тогда Дубинский остался за решеткой. В марте этого года процесс завершился признанием вины Сергея Дубинского и Андрея Тринева. Но при этом последний был осужден на восемь лет (минимальный срок по вменяемой статье), а его начальник Дубинский – всего на шесть! Ниже низшего. Вот это мы понимаем – гуманность!

И вот – новое торжество (торжество ли?) правосудия. Мосгорсуд обнаружил процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции, и постановил вернуть дело на повторное рассмотрение. Заодно решено отправить под домашний арест Дубинского, «страдающего серьезным заболеванием суставов».

Позвольте, а где же онкология, рак в терминальной стадии? Мы не специалисты, но вот медики утверждают, что люди с четвертой степенью онкологического заболевания живут от года до нескольких, не больше пяти, лет. Но это, конечно, при условии соответствующего ухода и квалифицированной медицинской помощи. А какая медицина и уход в СИЗО? Аспирин, да зеленка? И, тем не менее, произошло чудо из чудес: пациент полностью излечился, только вот суставы еще скрипят. Так, может быть, поработай он на лесоповале лет шесть, и суставы бы излечились?

Но, допустим, мы напрасно ерничаем, и человек вправду болен? Тогда, простите, повторим: как же он служил в Генпрокуратуре и СКР? Совершенно шикарный ответ на этот вопрос дает член ОНК Москвы Ева Меркачева: «Сергей Дубинский попал в ужасную ситуацию, когда изначально был вынужден доказывать, что болен. Ему не верили, потому что с таким заболеванием нельзя работать в СК. Он скрывал диагноз, чтобы оставаться на службе».

Жаль только, правозащитница не объяснила, почему же глубоко больной человек так цеплялся за должность и погоны? Уж явно не для того, чтобы защищать закон, порядок и справедливость.

Конечно, можно предположить, что мы ошибаемся, и все перегибы в работе Дубинского вызваны горячим желанием покарать злодеев. А что попался на взятке – так то бес-адвокат попутал, да подчиненный подвел.

Однако в этом случае можно было бы ожидать, что такой профессионал встретит заслуженное наказание по-мужски (коль уж офицерскую честь изгадил). Особенно после того, как бескомпромиссно отправлял за решетку не только больных и обремененных детьми, но и ни в чем не повинных людей. Вместо этого, как мы видим, Дубинский, очевидно наслышанный о порядках в нашей пенитенциарной системе, всеми силами стремиться избежать пребывания в местах не столь отдаленных.

С другой стороны, если бы его остановили хотя бы на деле Чахмахчяна, а лучше – раньше, то и сидеть бы не пришлось. Но кто-то долгие годы тянул Дубинского к чинам и должностям, покрывал его огрехи и вообще всячески покровительствовал. Судя по всему, покровительствует и сейчас.

И мы ничуть не удивимся, если новый процесс закончится полным освобождением Дубинского, пусть и с большим штрафом, совмещенным с условным наказанием. А спустя некоторое время наш герой покинет Россию и уедет куда-нибудь кататься на горных лыжах. И бороться издалека с «авторитарным режимом этой страны» – куда ж без этого…

Данный материал является творческим повествованием, исключительно оценочным мнением автора текста,  в том числе в части подтверждения наличия или отсутствия событий упомянутых в нем, а также правдоподобности рассказанных в статье фактов.

Start typing and press Enter to search