Россия отыгрывающая-2

Как именно на решающей исторической развилке конца 1990 — начала 2000-х Россия поворачивала не туда, не задумываясь, что из этого выйдет

Продолжение. Первая чась читайте здесь — Россия отыгрывающая

7. Судьбы русского корабля. Об архетипическом, историческом, современном, ментальном и моментальном

В анализе существует много рисков. Два из них связаны с крайностями популярной подачи значимых событий и явлений, которые закабаляют 🙂 аналитиков.

Риск первый. Иногда у анализирующих, как и у отечественного избирателя, откровенно «короткая память». Задавать такой формат удобно для политиков (мало какой политик жаждет, чтобы его прошлое помнили и обсуждали в деталях). Шире, для всех, кто реально держит «телевизионную» рамку.

В анализе это не работает. Когда порождающий действия или намерения мотив персоналии или команды лежит за временным горизонтом, который охватывает наш анализ, эти действия или намерения для нас «нечитаемы». Насколько бы реальными они ни были, они будут казаться нереальными.

Например, если анализ не достигает по временной глубине момента формирования нынешних российских элит, такой анализ их действий может оказаться неэффективным. Это как тотально отбросить «лженауку» генетику.

В таком случае любое количество известных фактов не превращаются в понимание.

Риск второй, вторая крайность. Пространные апелляции к «сивій давнині» там, где не вполне уместно уже это. Здесь как если бы поступить наоборот — отбросить все влияющие факторы, кроме генетики.

Такая точка зрения удобна для обоснования «глубинных различий» между народами. Она крайне удобна идеологически (а анализ никогда не должен себе позволять подчиняться пропаганде — у него другая функция!), но, к примеру, очень плохо объясняет тот факт, почему столько украинских политиков, представителей крупного бизнеса и т. п. вполне нормально находили «общий язык» с российскими визави. И не только украинских, но немецких, французских, австрийских и др.

Когда мы говорим о так обзываемом российском «глубинном народе», о ментальности, даже вытекающих из нее особенностях управления, отсылки к «многовековой истории» более-менее корректны. Но они почти не продуктивны, когда речь идет о мотивах, движущих нынешними российскими элитами. А Россией, практически монопольно, управляют элиты (которые на практике на «глубинный» или какой там еще подвластный им народ оглядываются в очень особых, нечастых, исключительных обстоятельствах).

Автору, конечно, возразит временно или безвременно отодвинутый В. Сурков.

Популярные статьи сейчас Показать еще

«Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно», воскликнет он, нараспев превознося «Долгое государство Путина».

Штош… Мы поверили и даже не будем интересоваться, кто и что за идейным поребриком курит. Погрязшие в вековом говне «на всю глубину» деревянные сортиры «глубинного народа» безусловно попутны «сообразно» унесенным «течением российской истории» в далекие лазурные гавани элитным суперяхтам.

Хотя нет. На самом деле, мы не верим. Деревянный сортир «глубинного народа» неизбывен и недвижим. Как маяк. Как эпический пуп российской действительности. Из тьмы невежества, страха и тупого отчаяния он все так же маякует об обратном. Но его никогда не узрят увитые туманом элиты, томно умащающие друг друга благовонными Сурковым, Дугиным и прочим, верховно одобренным к применению.

Именно поэтому у русского корабля огромные проблемы с траекторией. Гибрид неотапливаемого сортира и элитной яхты плохо вяжется с «эффективностью» и «долговечностью». При «встречном течении» и «в условиях штормового волнения» выстрел Авроры метафорически топит крейсер Кремля (Слава Нептуну! :)). Конструкция тупо не проходит стресс-тест.

Но… Несмотря на все архетипические или исторические сюжеты и подобия… Нынешние обитатели «элитных надстроек» русского корабля не некие абстрактные, «архетипические» или «исторические» люди.

Это (плюс-минус с тз поколений) наши современники, которые конечно являются носителями определенной ментальности, но ментальности, отраженной во вполне конкретной актуальности. Т.е. сильно отличающиеся от людей времен Ивана Грозного, Петра I, Николая II, Сталина и даже Брежнева. Как отличается от нынешней и Россия соответствующих периодов. Как отличается и Украина. Как мы сами отличаемся от наших дедушек, прадедушек или пра-прадедушек.

Одна и та же страна (даже тот же город, имени крейсера-неудачника) породила Никиту Михалкова и Дмитрия Быкова. Да много еще кого очень разных. Все эти диаметрально разные люди проживали в одной и той же стране десятки лет. Как это объяснить? И надо ли слишком в эти детали углубляться? Иногда достаточно принять во внимание сам факт.

Несмотря на «архетипическое» сходство сюжетов, коридор политических решений всегда пролегает по конкретным полям. По конкретному ландшафту вполне конкретных событий, интересов, индивидуальность персоналий, коалиций и т. п.

Не принимая во внимание этот очевидный факт, трудно оценить по достоинству или даже мысленно допустить многие события, которые не имели в истории прецедентов.

Так Сингапур вообще никогда не был таким, каким стал при Ли Куан Ю. Вообще никогда не была такой как есть Южная Корея. Израиль никогда не был таким, каким стал. И были времена, когда колонисты существовали, а Соединенных Штатов не было. Насколько бы нынешние США ни коренились в ментальности колонистов, в реальности — это совершенно другой масштаб знаний о мире, претензий, интересов, радикально обновленный набор инструментов, групп, персоналий, установок etc.

Конечно, ментальность нынешних российских элит возникла не на пустом месте, но реальные мотивы решений и поступков продиктованы плюс-минус современностью.

Так что попробуем пройти между вышеупомянутыми «Сциллой и Харибдой».

8. Борьба миров и магия чисел. Загадка 1997-го.

Украинская сеть часто иронизирует по поводу тяги российской властной и идеологической машины к символизму. Автор попробует показать, как в некоторых случаях символическое может быть вполне интересным и информативным.

Одним из требующих объяснения значимых эпизодов предвоенных торгов России с Западом были постоянные отсылки первой к 1997 году. Номинально к основополагающему акту России и НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. По факту же… «Карта не есть территория». То, что говорится не всегда есть то, что подразумевается.

Если читатель помнит, Лавров непрерывно муссировал тезис о неделимой и о равной безопасности всех государств-участников. Мы говорим «государств-участников», подразумеваем «правящих элит». И в первой части статьи автор уже писал, предполагал, что ключевым в «российской современности» является вопрос — кто гарант.

Автор профессионально анализировал динамику в треугольнике Украина — Россия — Запад, прямо или косвенно влияющие события, еще в далеком 1995 году. Поэтому большинство упоминающихся процессов развертывались, образно говоря, на глазах у автора.

1997 г., с моей в меру скромной точки зрения, примечателен тем, что это год между двумя масштабными для российского общества и элит потрясенияминеудачей в Первой чеченской войне и кризисом вокруг Косово с последующей операцией НАТО в Югославии. Но он значим и для Путина.

Вспомним, что в 1996 г. были подписаны Хасавюртовские соглашения, приведшие к выводу российских войск с территории восставшей республики.

Чуть ранее в том же году, мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак во втором туре, довольно внезапно, терпит поражение на выборах. Для многих из последующих многолетних соратников Путина, входивших в команду Собчака, это становится потрясением.

Сам Путин описывал ситуацию так: «Что делать-то? Собственно, работать было негде. Я, уж если по-честному сказать, даже думал, что делать, может, в такси подрабатывать. Я не шучу, серьезно. Ну а куда деваться?»

Но кризис оборачивается «новой надеждой». Путина подбирает и перевозит в Москву управдел Ельцина «Пал Палыч» Бородин (после победы бывшего подопечного надолго им перемещенный на номинальный пост госсекретаря Союзного государства Россия — Беларусь).

В 1997 г. Путин взмывает в кресло заместителя руководителя Администрации президента России. А сама Россия — после катастрофы в Чечне, показавшей ее поразительную слабость — получает передышку и неожиданную «компенсацию» в виде вышеупомянутого основополагающего акта Россия-НАТО.

Акт подписывался с равной стороной, содержал ссылки на «принцип неделимости безопасности», построение отношений на основе «равноправного партнерства».

В нем же говорилось об «отказе от применения силы или угрозы силой друг против друга или против любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности или политической независимости любым образом, противоречащим Уставу ООН».

Это, практически, момент, как бы предполагавший «второе рождение». Для Владимира Путина, и для России. Но после него карьера Путина стремительно пойдет вверх, а вот отношения России с Западом — вниз.

В июле 1998 г. Путин перемещается в кресло главы ФСБ. С ним в топ-кресла ФСБ перемещаются знаковые фигуры его будущей силовой команды.

В то же время, с ведущих позиций в правительстве, затем и в политике, уходит Чубайс. 17 августа 1998 г. Правительство и Центробанк России объявляют о дефолте. Подает в отставку и «подававший надежды» на преемничество вице-премьер Немцов.

Позиции либералов очень серьезно подорваны. После этой развилки в России уже трудно представить попытки системных, но рискованных реформ для модернизации дряхлеющей постсоветской системы. Позже их попытаются подменить заливанием страны нефте- и газодолларами, законсервировав «стабильность» как отсталость.

Премьером становится Евгений Примаков. Что уже предвещает будущее охлаждение отношений России с Западом. И, парадоксальным образом, впоследствии приводит к резкому взлету Путина (см. первую часть статьи).

И в том же 1998 г. начинается, затем быстро разрастается, вооруженный конфликт между сербами и албанцами в тогдашнем регионе Югославии Косово. Это приводит к боевым действиям между НАТО и Югославией в марте-июне 1999 г.

Тем драматическим событиям предшествует «4-я волна» расширения НАТО с вступлением в альянс Польши, Венгрии и Чехии.

Операция в Косово проводится за пределами территории стран НАТО и без санкции Совбеза ООН, ввиду противодействия России и Китая. Действия Альянса, с точки зрения России, не согласуются в т.ч. с основополагающим актом Россия-НАТО.

24 марта российский премьер Евгений Примаков, направляющийся с визитом в США, дает указание развернуть самолет над Атлантикой и вернуться.

В разразившейся на Балканах новой войне российское общество почти тотально сочувствует сербам. Аргументы о Вуковарской резне, геноциде в Сребренице или массовых преследованиях в Косово на него не действуют. Страна не дала никакой адекватной оценки даже собственному Большому террору (не дала ее по сей день, что многое объясняет и имеет масштабные психологические последствия).

Итак, в июне Югославия терпит поражение. Почти сразу, по окончании боевых действий, батальон российских десантников совершает авантюрный марш-бросок на Приштину. На аэродроме Слатина он оказывается в окружении тяжеловооруженных британцев. Без поддержки и снабжения. Только железная выдержка британского генерала Майкла Джексона позволяет избежать конфликта, исход которого был очевиден.

Как и Югославия, Россия в Приштине в явном виде столкнулась с полным организационным, информационно-технологическим и логистическим превосходством Запада. Но отказалась это замечать, понимать и делать выводы.

В результате, почти четверть века спустя мы увидим в Украине настолько же авантюрное применение российских десантников и бездумное продвижение российских колон. Настолько же плохую организацию и слабо продуманную логистику. Настолько же нереалистичные политические цели, игнорирующие отставание от Запада, выступившего на стороне Украины.

И все это — на фоне занятных угроз Рогозина, что Маск ответит «по-взрослому» за поставки Starlink Украине. Вызывающих, как минимум, вопрос — интересно, кто ответит за отсутствие аналога Starlink в России? Почему так случилось, что никаких аналогов у России нет? А если бы были, то, наверное, не было бы нынешней войны. Т.к. российское общество было бы качественно другим — видело мир иначе и взаимодействовало бы с миром иначе.

К слову, союзничество Украины с Западом дает надежду, что с точки зрения перечисленных ключевых компонентов наша страна сможет перенять бесценный опыт. А, может быть, и получит впоследствии доступ к значимым технологиям. Не как юзер, а как партнер по производству.

Жаль, что на стороне Украины сейчас нет Израиля. У него можно поучиться другой ценной компоненте. Бережному отношению к каждой человеческой жизни. Умению организовать армию так, чтобы каждый боец занимался тем, что он хорошо физически, интеллектуально может и хорошо умеет делать. Не сваливая людей в кучу, как это делали в советской армии или делают с мобилизованными в ОРДЛО. Не бросая в бой без длительной, серьезной подготовки.

Сталинские нормы в духе фильма «Отец солдата» о мобилизации до 60 лет тоже должны уйти в прошлое. Мы имеем не сталинский режим, когда номенклатуре было все равно сколько и кого отправлять за себя умирать. И не статичную окопную Первую мировую, а мобильную войну в век беспилотников, здесь медленный человек в возрасте (не все в возрасте такие, но подавляющее большинство) — слишком легкая мишень. А также нагрузка на подразделение. Если сказать правду (а ее аналитик обязан говорить не только о противнике, хотя так удобнее), бывает стыдно смотреть на кадры, разгоняемые российской военной пропагандой. Но чтобы объемно видеть и знать реальную ситуацию, в момент всепоглощающей пропаганды в СМИ, это приходится делать.

Еще… Я не профессиональный военный эксперт, просто служил и весьма давно занимаюсь анализом (в качественном анализе все со всем взаимосвязано). Но предположу, что гораздо дешевле стране оказалось бы платить деньги регулярно собираемым, подготавливаемым и оплачиваемым 100-150 тысячам резервистов, чем полагаться на бумажную (в начале войны) ТРО или запирать границу и лишать огромное количество людей возможности прокормить семью и себя. И чем нести значительные лишние потери, которые исчисляются не только в деньгах.

Тем более, эта задача будет решаема. Т.к. очень многие страны начинают сознавать, что себе дешевле оказать Украине помощь на несколько миллиардов или даже десятки миллиардов долларов. На порядки дешевле, чем получить российский удар по собственной территории и массу последствий, включая крайне дорогостоящие сугубо экономические: разбалансированную экономику, уничтоженные цепочки поставок, блокаду, разрушенные бомбардировками и обстрелами промышленность, транспорт, склады и т.п.

Возвращаясь к России времен значимого для нее Югославского кризиса.

Российские элитные сословия, в т.ч. очень многие силовики, Югославией весьма напряжены. В распаде федеративной Югославии они видят прообраз возможного распада Российской федерации. В действиях Милошевича и его окружения — собственные. С их точки зрения, действия Белграда по «усмирению» Косово мало чем отличались от попыток Москвы «усмирить» Чечню и были легитимны.

Но чего-то большего, чем бросок на Приштину Москва позволить себе не может. Вспомним, что в этот пред- и последефолтный момент Россия — экономический карлик. Ее военные расходы тоже на исторически минимальном, мизерном уровне. Над армией витает дух неудачи в Первой чеченской.

Через 2 месяца после окончания боевых действий в Косово, возобновляются боевые действия на Кавказе. А Путин оказывается и.о. премьера и становится фактическим преемником Ельцина. Затем и.о. Президента, затем, в марте 2000-го избирается президентом.

В 2000-м Владимир Гусинский продает холдинг «Медиа-Мост» (включавший телеканал НТВ) «Газпрому» и покидает Россию. Борис Березовский продает 49% телеканала ОРТ и тоже уезжает из России. И т.п. Новая власть быстро и жестко концентрирует медиа-ресурсы.

К слову, в США в это время лопается «пузырь доткомов», что извещает о трудном, но начале созревания эпохи информационного управления. Какие разные повестки дня…

В том же 2000-м Милошевич проигрывает в первом туре выборов и вспыхнувшие волнения вынуждают его покинуть власть. В 2001 г. он был арестован и передан Международному трибуналу по военным преступлениям в бывшей Югославии (11 марта 2006 года Милошевич скончается в тюрьме Гаагского трибунала).

МТБЮ выдвинет обвинения против практически всей силовой и части партийно-бюрократической верхушки тогдашней Югославии (не только против сербов, но в России срезонировало обилие обвиненных сербов).

Страх такого сюжета будет теперь неотступно преследовать российские силовые элиты и усиливаться с каждым падением диктаторского режима. Особые опасения в этой связи будут вызывать процессы в ближнем зарубежье (в первую очередь, в Украине), способные перекинуться на Россию. Он приведет, в какой-то момент, ко все большему ужесточению репрессий по отношению к оппозиции. Он же будет подталкивать к войне. Мир становится слишком сложным для избегающих адекватных реформ статично-сословных российских элит. Но в 2000-м ресурсы России слишком ограничены, страна все еще проходит через транзит власти, элиты разобщены.

В январе 2001 года происходит не столь значительное, но довольно знаковое для российских элит событие. Приведший Путина в московские коридоры власти бывший управделами Ельцина Павел Бородин летит — в качестве госсекретаря Союзного государства России и Белоруссии — в США на инаугурацию Джорджа Буша. В Нью-Йорке его арестовывают в связи с швейцарским обвинением в отмывании денег. Затем два месяца держат в американской тюрьме.

В октябре 2001 года, в ответ на теракты 11 сентября, началась операция США и союзников в Афганистане. Таким образом, обостряется игра в Центральной Азии, где до того Россия пыталась сохранять роль главного игрока.

В марте 2003 г. США с союзниками начинают активно избавлять Ирак от Хусейна. Вооруженная, преимущественно советским оружием огромная армия Саддама терпит быстрое и сокрушительное поражение.

В России, тем временем, Путин вступает в конфликт с Ходорковским. Запускается дело ЮКОСа. С поста главы администрации президента уходит выдвиженец семьи Ельцина «полулиберал» Александр Волошин. Затем, в начале 2004 г., пост премьера теряет Михаил Касьянов. И т.п.

Вся внутренняя борьба уже в этот период трактуется как непримиримое столкновение с англо-саксами. Автор даже не станет отрицать такового. Столкновение произошло.

Но автор позволит себе задаться вопросом о двух Кореях. Одна из них пошла по пути многодесятилетней борьбы с англо-саксами, другая — по пути сотрудничества (не была расчленена англо-саксами, не рассыпалась, и прочие не). Они получили разные результаты. И перспективы в новом мире и формирующемся мировом порядке у них разные. Если, конечно, не мечтать о том, чтобы по-быстрому покончить с миром посредством ядерного Армагеддона…

В сентябре-октябре 2003 г. разгорается конфликт между Россией и Украиной вокруг острова Тузла.

В марте 2004 г. Восточную Европу накрывает 5-я волна расширения НАТО. Впервые в Альянс вступают бывшие советские республики. Те же республики, и еще 7 стран участвуют в мощном расширении на Восток Евросоюза 1 мая 2004 г.

В ноябре 2004 г. Путин, Лукашенко и некоторые др. постсоветские президенты поздравляют Януковича с победой на выборах президента Украины. Но «компенсации» не происходит. В январе 2005 г. победителем становится Ющенко. Кремль реагирует на это без восторга, но скорее безразлично.

Путинская Россия этого периода еще слишком занята собой. Цены на нефть и газ еще скромны и далеки от будущих. Соответственно, и военные расходы еще только начинают, хотя вполне уверенно, карабкаться вверх.

Но в последующие годы Россия окончательно проиграет модернизацию. Страна еще больше устареет. Мягкой силы, на практике, Россия решит пренебречь. И ее окончательно искусит простейшее, древнейшее и наименее эффективное из управлений — военное, включающее «последний довод королей», попытку реванша с применением грубой силы. А союзником России, который всегда себе на уме, станет, добивающийся пересмотра мирового порядка Китай (в 1990-х и начале 2000-х скорее рассматривавшийся как главная угроза России). Добивающийся пересмотра в свою пользу, не в российскую…

Пока же до Мюнхенской речи Путина остается два года. До отрезания элит «гарантом» от «тлетворного влияния Запада» и требований к США откатиться к безмятежному и «равному» 1997-му (на которое не было ответа США, т. к. Россия слишком мало чего достигла, чтобы остаться равным партнером) — много войн и полтора десятилетия вскармливания милитаризма. А там, совсем не за горами нынешняя война, показавшая всю катастрофичность отсутствия модернизации и материализовавшая все страхи российских элит и правителей.

Start typing and press Enter to search