Вакцинация превратилась в погоню за деньгами, там только бизнес – экс-глава Санэпидем­службы/Принуждение к вакцине ни к чему хорошему не приведет

Пока в Украине набирает обороты очередная волна коронавируса, к нам подобралась еще одна, довольно знакомая, но опасная болезнь — грипп. Чтобы уберечь граждан от нее, в Украину доставили вакцины от трех производителей. Но в отличие от ковидной вакцины, за прививку от гриппа платить придется из собственного кармана. Как скоро можно вакцинироваться от гриппа после прививки против ковида, есть ли в Украине шансы на собственное производство вакцины, и каким должен быть подход к вакцинации — в эфире Апостроф Live на Апостроф TV рассказал руководитель Государственной санитарно-эпидемической службы Украины в 2014-2016 годах СВЯТОСЛАВ ПРОТАС.

— Вы вакцинировались?

— Конечно, вакцинировался против ковида, от гриппа еще нет. Но я вакцинируюсь ежегодно, и на этот раз исключения не будет. Как советуют специалисты, и я сам как специалист считаю, что против сезонных респираторных болезней нужно вакцинироваться перед каждым сезоном.

— Если я против ковида привился, а это более тяжелая форма гриппа, неужели вакцина меня не может уберечь от сезонного гриппа?

— Ковид — это не грипп. Да, в начале многие говорили, что это как обычный грипп. Но когда мы увидели, как протекает болезнь, сколько умирает людей, а наиболее трагическое — какие последствия после ковида… Я не хочу сейчас нагонять страха.

— А давайте нагонять, чтобы люди шли вакцинироваться.

— Это неправильно, потому что такая принудительная вакцинация порождает только бизнес-мошенников, торгующих липовыми справками. Это должно быть сознательно и добровольно.

Во-вторых, я не сторонник публичных врачебных советов, потому что они приводят к самолечению, что является сегодня ключевым элементом, который вызывает недоверие к медицине.

— Почему тогда в мире да и в Украине планируют пускать на работу и в общественные места только вакцинированных? Это уже не является свободой выбора.

— Я не разделяю таких решений. Я еще раз подчеркиваю, что такой подход способствует исключительно одному — увеличению спроса на мошеннические действия. Мы должны достучаться до каждого, объяснить в чем польза вакцинации.

У нас есть информационное согласие на прививку, но нет информационного несогласия с вакцинацией, где бы каждому гражданину под подпись разъяснили негативные последствия отказа от вакцинации, и предупредили о том, что он будет лечиться за свой счет, а не за счет налогоплательщиков, если не вакцинируется и попадет в больницу. Это было бы действенным механизмом.

А так мы не можем достучаться до каждого. У нас система построена так, чтобы потянуть пациента к себе, а не прийти к нему и приблизить к медицинской помощи. Если бы мы приблизили, мы бы увидели, что большинство людей все же хочет вакцинироваться.

— Хотят, потому что правильно прошла разъяснительная работа? Или апелляция к страху.

— Нет, просто доступность. Представьте себе, сколько человеку в селе нужно потратить времени, нервов и здоровья, чтобы вакцинироваться.

Надо исходить из интересов пациента, а не государства. А здесь вышли из интересов государства, потому что инфраструктуры под вакцины нет, с врачами никто не работает. Поэтому решили, что мы создадим дефицит, ажиотаж, и к нам придут люди. Вот оно и сработало. Но оно сработало исключительно на эти 10-16%, которые сейчас есть.

А чтобы мы имели хотя бы 30-50%, надо чтобы семейный врач работал с каждым пациентом, взял у него это согласие или несогласие. Вот поверьте, если бы мы собрали 40 млн этих согласий, была бы другая картинка.

— Нужно ли делать перерыв между прививками против ковида и гриппа?

— Безусловно. Вы же понимаете, что любая вакцина — это инородное тело в организме, на которое вырабатывается соответствующий иммунитет. Если мы перегрузим организм различными возбудителями, то не каждый может это выдержать.

Интервал выдерживать необходимо, и даже не две недели, потому что мы знаем, что иммунитет от коронавируса формируется на 20-й день. Поэтому минимум месяц надо сделать перерыв. И опять же, решение должен принимать исключительно пациент со своим семейным врачом, так как только врач знает все его проблемы.

Очень важно, что многие люди имеют определенный иммунитет к гриппу. Сегодня не проблема сдать анализы и узнать напряженность иммунитета к гриппу.

— Связан ли иммунитет от прививок с иммунитетом от других инфекций?

— Специфического иммунитета не будет, потому что мы понимаем, что есть антиген, который имеет определенный набор белков. На него вырабатываются антитела, которые нейтрализуют этот антиген. То есть эти антитела, выработанные к одному возбудителю, безусловно, не могут нейтрализовать другой возбудитель. Но это если мы говорим о специфическом иммунитете.

Есть еще гуморальный иммунитет — общий, когда во время проникновения любого возбудителя производятся различного рода биологически активные элементы, которые нейтрализуют не по специфичности, а в целом любой другой возбудитель. Можно сказать, что определенный уровень защиты — базовый — безусловно, есть. Но он минимален. Если мы знаем, что наш организм очень восприимчив к тем или иным инфекциям, то лучше усилить его специфическим иммунитетом.

— Лично знаю о случае, когда вакцинированный человек заболел коронавирусом и умер вследствие тромбоза.

— Случаи, когда умирают вакцинированные люди — единичные, но они есть. Даже производитель любой вакцины описывает неблагоприятные события после вакцинации, но их частота очень незначительна. Это 1 на миллион, 1 на 100 тысяч, 1 на 10 млн может быть. Но мы должны учитывать баланс рисков. То есть если мы 99 999 человек спасаем от тяжелого течения болезни или от смерти, а стотысячный при этом умирает, то это разный баланс интересов. Это надо в первую очередь осознавать, потому что у нас нет стопроцентной защиты ни от чего.

— Кабмин выделит 25 млн гривен на популяризацию прививки по телевидению. По вашему мнению — это отмывание средств или все же будет иметь определенный эффект?

— Это чистой воды отмывание. Я искренне убежден в том, что чем более агрессивную информационную кампанию о вакцинации мы ведем, тем больше мы усиливаем антивакцинальные настроения.

Это прежде всего связано с тем, что это делается во время самой пандемии. Это надо делать в межэпидемические периоды, это должна быть постоянная, системная работа — тихая и спокойная. Не агрессивная, мол, все вакцинируйтесь, никого никуда не пустим, а демонстрацией определенных событий, историй, которые показывают, что человек вакцинировался, и это его уберегло от того и от того.

И уже поздно думать о профилактических мерах. Я считаю, что было бы очень уместно, если бы эти 25 млн отдали на мобильные бригады, чтобы они поехали по деревням. Сегодня Национальная служба здоровья платит 25 грн за одну вакцинацию. Посчитаем: в мобильной бригаде три человека, вот вакцинировали 10 человек, им заплатили 250 грн, а они сожгли бензина на 1000 грн, еще и зарплату выплатить надо и закупить средства индивидуальной защиты. Есть здесь экономика? Не будет это работать. У нас деньги за пациентом. Это правильный механизм, но это механизм мирного периода. А у нас сегодня война — война с вирусом. Там нельзя финансировать по экономическим принципам, там надо выделять средства для того, чтобы бороться.

— В мире впервые одобрили вакцину от малярии. И хотя препарат пока несовершенен, ученые убеждены, что это огромный шаг вперед. Не случится ли так, что лет через 5 нам с вами для того, чтобы куда-то пойти, придется носить по 10 справок?

— Это очень хорошо, что наука не стоит на месте и разрабатывает. В контексте малярийной вакцины — это такая эмерджентная вакцина для определенных тропических стран, где есть риск заболеть. Таких вакцин много: от желтой лихорадки, от других вирусных заболеваний и геморрагических лихорадок. Это должно происходить, потому что мы живем в мире борьбы биологических организмов.

Мы же видим, что различные вирусы, в том числе и коронавирус, мутируют, чтобы снова и снова поражать наш организм. Так же и люди должны вакцинироваться, чтобы приспособиться к вирусу, чтобы тот не наносил вреда.

Вакцинация без преувеличения спасла человечество. Но теперь это стало огромным бизнесом. Это один из крупнейших бизнесов, пожалуй, даже больше, чем оружие, проституция и наркотики. Эта погоня за деньгами — это как раз тот момент, который усиливает антивакцинальные настроения. Даже эта ситуация с двумя дозами — там науки медицинской мало. А будет и третья. Мы видим чистый бизнес-интерес. Такие вещи нужно прекращать, а ВОЗ не следовать таким вещам. Хотя я понимаю, что они зависимы от взносов тех же фармкомпаний.

— Как провести независимое исследование?

— Полностью независимое — нереально. Для того, чтобы провести исследования, нужны деньги. А деньги у кого? У фармы. Они нанимают людей, а у них конфликт интересов. Вот вам и замкнутый круг.

Мы говорим о производстве отечественных вакцин. Еще в начале 90-х в уже независимой Украине поднимался этот вопрос первым главным государственным санитарным врачом Виктором Мариевским. И когда собралась международная группа экспертов, они сказали: «Вы понимаете, что в странах, где население меньше 50 млн, экономически невыгодно запускать такое высокотехнологичное производство».

— А это высокотехнологичное производство? Или даже репутационное?

— Нет, это высокотехнологичное и очень дорогостоящее производство. Вы же понимаете последствия, если после вакцинации что-то пойдет не так? Поэтому у Украины шансов запустить производство нет. Максимум, что мы можем сделать, — это когда в канистрах привозят, а здесь расфасовывают. Оно у нас имело место, и сейчас восстанавливается. И его представляют нам как то, что мы производим украинскую вакцину.

— А проверяют ли у нас завезенные вакцины?

— Нет. Во времена великой медицинской перестройки у нас абсолютно уничтожили систему государственного контроля за лекарственными средствами и иммунобиологическими препаратами. А знаете, какая мотивация была? Типа, как вы можете своими несчастными лабораториями, где штукатурка отваливается, проверять за иностранными суперсовременными лабораториями?

Но кроме этого еще имеют значение специалисты, которых у нас ежегодно все меньше. Но есть серьезные специалисты, которые могут утереть нос даже иностранным. И у меня тут вопрос к тем, кто принимал это решение: почему отменили контроль, вместо того, чтобы построить современные лаборатории и научить хороших специалистов? Это меня поражает.

То есть люди приходят на руководящие государственные должности не для того, чтобы восстановить способность и усилить Украину, а для того, чтобы открыть страну для всякого, простите, хлама. Это в общем, это не конкретно чего-то касается. Мотивация людей, которые приходят к власти, меня удивляет.

— И вы, зная все это, не побоялись себе сделать вакцинацию? Или же эта вакцина проверяется?

— Я не побоялся. У меня даже было серьезное осложнение — реактивный полиартрит — после вакцины. Он у меня начался после болезни, но вакцина его усилила до такой степени, что я просыпался ночью от боли и должен был пройти курс лечения. Но я считаю, что вакцинироваться надо, потому что я минимизирую риски. Я переболел в легкой форме, у меня вообще не было антител. Поэтому у меня не было выбора, мне надо было вакцинироваться.

Start typing and press Enter to search